21:54 

Не царевна, но лягушка.

*Katerina*
Со мной уже психиатр перестал разговаривать,я его почти убедила что у пельменей есть своя цивилизация.
Автор: *Katerina* (Katrix)
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn
Персонажи: Бельфегор, Расиэль, Фран, Кёя, Король, намек на Бельфегор/Фран и Расиэль/Кёя
Описание: Конечно же,все читали сказку Царевна-лягушка.:) Ну так вот, было у короля два сына: Бельфегор и Расиэль. И однажды он решил выдать их замуж. И вот, что из этого получилось.
Рейтинг: PG-13
Жанры: Джен, Слэш (яой), Романтика, Юмор, Пародия, Hurt/comfort, AU, Стёб
Предупреждения: OOC
Размер: Мини
Кол-во частей: 3
Статус: закончен


У одного короля было два сына (третьего он зачать не успел). Вот, когда сыновья эти непутевые подросли, король собрал их и говорит:

- Сынки, мои челкастые, я тут подумал…
- Ще-ще-ще… батюшка ты умеешь думать?
- Да, да. Ну так вот значит решил я, что вам пора уже жениться, а то вам скоро двадцать стукнет, а вы холостяки. Непоряяядок.

Расс и Бел ему отвечают:

- Ну что ж, отец, мы согласны. И на ком же мы должны жениться?

- Вот что, сынки, возьмите по стилету, пойдите на поле и кидайте: куда стилеты упадут, там и женушка ваша.

Сыновья поклонились отцу, взяли по стилету, вышли в чистое поле, приготовились и кинули.

У Расиэля стилет упал около замка Вонголы, поднял стилет Хибари Кёя. У младшего сына, Бельфегора, стилет улетел неизвестно куда. Вот он шёл, шёл, дошёл до болота под названием «Вария», видит - сидит лягушка на его стилете. Бел говорит ей:

- Ши-ши-ши… лягушка, лягушка, отдай мой стилет. А лягушка ему отвечает:

- Возьми меня замуж!

- Вот ещё! Не подобает принцу жениться на земноводном.

- Да берите меня уже, а то холостяком останешься и импотентом.

Закручинился Бельфегор. Делать нечего, взял лягушку, принес домой. Король долго отпирался, но всё-таки сыграл две свадьбы: старшего сына женил на Хибари Кёе, а несчастного Бельфегора - на лягушке.

Вот король позвал сыновей:

- Хочу посмотреть, который из ваших жён моя мечта сбылась Хибари стал женой лучший рукодельник. Пускай сошьют мне к завтрему по рубашке.

Сыновья поклонились отцу и пошли.

Бельфегор приходит домой, сел и голову повесил. Лягушка, по полу скачет, спрашивает его:

- Что, Бел-семпай, голову повесил? Или горе какое?

- Батюшка, велел тебе к завтрему рубашку сшить. Лягушка отвечает:

- Не тужи, Бел-семпай, ложись лучше спать, утро вечера мудренее.

Бельфегор лег спать, а лягушка, прыгнула на крыльцо, сбросила с себя лягушачью шапку и обернулась Франом, такой язвой, что и в сказке, не расскажешь.

Фран ударил в ладоши и крикнул:

- Мастер (имеется в виду Мукуро) собирайся, снаряжайся! Иди в самый лучший магазин одежды и купи там самую лучшую рубашку для короля.

Бельфегор утром проснулся, лягушка, опять по полу скачет, а рубашка лежит на столе, завернута в полотенце. Обрадовался Бельфегор, взял рубашку и понес к отцу. Король в это время принимал дар от Расиэля. Старший сын развернул рубашку, царь принял её и сказал:

- В этой рубашке можно только к Бьякурану ходить. Он такие же странные вещи носит.

Бел развернул рубашку, украшенную всякими камушками и хитрыми узорами. Король только взглянул:

-Ну, вот это хорошая рубашка – в ней и на прием к Вонголе можно прийти. Пошли братья по домам…

Король опять позвал сыновей:

- Пускай ваши жёны испекут мне к завтрему хлеб. Хочу узнать, который лучше стряпает.

Бельфегор голову повесил, пришёл домой. Лягушка, его спрашивает:

- Что закручинился? Он отвечает:

- Надо к завтрему испечь королю хлеб.

- Не тужи, Бел-семпай, лучше ложись спать, утро вечера мудренее.

Хибари Кёя, сперва-то смеялся над лягушкой, а теперь послал одну бабушку-задворенку, посмотреть, как лягушка будет печь хлеб.

Лягуха хитра, она это смекнула. Замесила квашню; печь сверху разломала да прямо туда, в дыру, всю квашню и опрокинула. Бабушка-задворенка прибежала к Кёе; все рассказала, и тот так же стал делать.

А лягушка прыгнула на крыльцо, обернулась Франом, он ударил в ладоши:

- Мастер собирайся, снаряжайся! Иди в самую лучшую пекарню и купи самый лучший хлеб для короля.
Бельфегор утром проснулся, а уж на столе лежит хлеб, изукрашен разными хитростями: по бокам узоры печатные, сверху их королевство.

Бел обрадовался, завернул хлеб в ширинку, понес к отцу. А король в то время принимал хлеб Расиэля. Его жена поспускал тесто в печь, как ему бабушка-задворенка сказала, и вышла у него одна горелая грязь. Король принял хлеб от старшего сына, посмотрел и отослал к Бьякурану. А как подал Бельфегор, царь сказал:

- Вот это хлеб, только, в праздник его есть. И приказал король двум своим сыновьям, чтобы завтра явились к нему на пир вместе с жёнами.

Опять воротился Бельфегор домой невесел, ниже плеч голову повесил. Лягушка, по полу скачет:

- Ква, ква, Бел-семпай, что закручинился? Или услыхал от батюшки слово неприветливое?

- Лягушка, лягушка, как мне не горевать! Батюшка наказал, чтобы я пришёл с тобой на пир, а не подобает принцу на пир приходить с каким-то земноводным.

Лягушка отвечает:

- Не тужи, Бел-семпай, иди на пир один, а я вслед за тобой буду. Как услышишь стук да гром, не пугайся. Спросят тебя, скажи: “Это мою лягуху Вария привезла”.

Бельфегор и пошёл один. Вот Расиэль приехал с жёной, разодетой, разубранной, нарумяненной, насурьмленной (дааа, Кёю заставили надеть платье). А Расиэль стоит да над Бельфегором смеётся:

- Что же ты без жены пришёл? Хоть бы в платочке её принес. Где ты такую красавицу выискал? Чай, все болота исходил.

Король с сыновьями, с Кёей и с гостями сели за столы дубовые, за скатерти браные - пировать. Вдруг поднялся стук да гром, весь дворец затрёсся. Гости напугались, повскакали с мест, а Бельфегор говорит:

- Завидуйте мне, честные гости: Это мою лягуху Вария привезла.

Подлетел к королевскому крыльцу золоченый лимузин и выходит оттуда Фран (тоже в платье), такая язва - ни вздумать, ни взгадать, только, в сказке сказать.

- Ты что парень?!
- Ну да, а ты не знал?
- Боже, с кем я связался?!
- Хватит разговаривать, а то импотентом станешь.

Берёт он Бельфегора за руку и ведёт за столы дубовые, за скатерти браные.

Стали гости есть, пить, веселиться. Фран испил из стакана да последки себе за левый рукав вылил. Закусил лебедем да косточки, за правый рукав бросил.

Хибари увидал её хитрости и давай то же делать.

Попили, поели, настал черед плясать. Фран подхватил Бельфегора и пошёл. Уж он плясала, плясал, вертелся, вертелся - всем на диво. Махнула левым рукавом - вдруг сделалось озеро, махнула правым рукавом - поплыли по озеру белые лебеди (он же всё таки иллюзионист) . Король и гости диву дались.

А Кёя пошёл плясать: махнули рукавом - только гостей забрызгал, махнули другим - только кости разлетелись, одна кость королю в глаз попала (Хибари настолько суров, что начал осваивать новую технику-метание костей в человека). Король рассердился и прогнал его.

В ту пору Бельфегор отлучился потихоньку, побежал домой, нашёл там лягушечью шапку и бросил её в печь, сжёг на огне.

Фран возвращается домой, хватился - нет лягушечьей шапки. Сел он на лавку, запечалился, приуныл и говорит Бельфегору:

- Ах, Бел-семпай, что же ты наделал! Если бы ты ещё только три дня подождал, я бы вечно твоим был. А теперь прощай. Ищи меня за тридевять земель, в тридесятом царстве, у Реборна Бессмертного...

Обернулся Фран вороном и улетел в окно. Бельфегор поплакал, поплакал, поклонился на четыре стороны и пошёл куда глаза глядят - искать жену, Франа. Шёл он близко ли, далёко ли, долго ли, коротко ли, сапоги проносил, кофту истёр, куртку дождик иссёк. Попадается ему навстречу Верде.

- Здравствуй, псевдогений! Что ищешь, куда путь держишь?

Бельфегор рассказал ему про своё несчастье. Верде говорит ему:

-- Эх, Бельфегор; зачем ты лягушечью шапку спалил? Не ты её надел, не тебе её было снимать. Фран хитрей, мудреней своего отца уродился. Он за то осерчал на него и велел ей три года быть лягушкой. Ну, делать нечего, вот тебе стакан: куда он покатится, туда и ты ступай за ним смело.

Бел поблагодарил Верде и пошёл за стаканом. Стакан катится, он за ним идет. В чистом поле попадается ему медведь Рёхей. Бельфегор нацелился, хочет убить зверя. А медведь Рёхей говорит ему человеческим голосом:

- Не бей меня во имя ЭКСТРИМа, Бельфегор, когда-нибудь тебе пригожусь.

Бел подумал и не стал кидать в него стилеты, пошёл дальше. Глядь, летит над ним селезень Базиль. Он нацелился, а селезень Базиль говорит ему человеческим голосом:

- Не бейте меня, Бельфегор-доно! Я тебе пригожусь. Он подумал и пошёл дальше. Бежит косой заяц Гокудера. Бельфегор опять спохватился, хочет в него кинуть стилет, а заяц Гокудера говорит человеческим голосом:

- Не убивай меня, Бельфегор, я тебе пригожусь. Подумал он и пошёл дальше. Подходит к синему морю и видит - на берегу, на песке, лежит щука Тсуна, едва дышит и говорит ему:

- Ах, Бельфегор, пожалей меня, брось в синее море!

Он бросил щуку в море, пошёл дальше берегом. Долго ли, коротко ли, прикатился стакан к лесу. Там стоит избушка на курьих ножках, кругом себя поворачивается.

- Избушка, избушка, стань по-старому, как мать поставила: к лесу задницей, ко мне лицом.

Избушка повернулась к нему лицом, к лесу задницей. Бельфегор взошёл в неё и видит - на печи, на девятом кирпиче, лежит Баба-яга, костяная нога, зубы - на полке, а нос в потолок врос.

- Зачем, злой псевдогений, ко мне пожаловал? - говорит ему Баба-яга. - Дело пытаешь или от дела лытаешь?

Бел ей отвечает:

- Ах ты, старая хрычовка, ты бы меня прежде напоила, накормила, в бане выпарила, тогда бы и спрашивала.

Баба-яга его в бане выпарила, напоила, накормила, в постель уложила, и Бельфегор рассказал ей, что ищет свою жену, Франа.

- Знаю, знаю, - говорит ему Баба-яга, - твоя жена теперь у Реборна Бессмертного. Трудно его будет достать, нелегко с Реборном сладить: его смерть на конце шляпы, та шляпа в апельсине, апельсин в утке, утка в зайце, тот заяц сидит в хорошем таком сундуке, а хороший такой сундук стоит на высоком камушке, и тот камушек Реборн Бессмертный, как свой пистолет, бережёт.

Бельфегор у Бабы-яги переночевал, и наутро она ему указала, где растет высокий камушек. Долго ли, коротко ли, дошёл туда Бел, видит - стоит, шумит высокий камушек, на нем хороший такой сундук, а достать его трудно.

Вдруг, откуда ни взялся, прибежал медведь Рёхей и во имя ЭКСТРИМа выворотил камушек с корнем. Сундук упал и разбился. Из сундука выскочил заяц - и наутек во всю прыть. А за ним заяц Гокудера гонится, нагнал и в клочки разорвал. А из зайца вылетела утка, поднялась высоко, под самое небо. Глядь, на неё селезень Базиль кинулся, как ударит её - утка апельсин выронила, упал апельсин в синее море.

Тут Бельфегор залился горькими слезами - где же в море апельсин найти! Вдруг подплывает к берегу щука Тсуна и держит апельсин в зубах. Бельфегор очистил апельсин, достал шляпу и давай её рвать. Он рвёт, а Реборн Бессмертный бьется, мечется. Сколько ни бился, ни метался Реборн, порвал Бел шляпу, пришлось Реборну умереть.

Бельфегор пошёл в Реборновы палаты чёрнокаменные. Выбежал к нему Фран и впился поцелуем в губы Бела. А потом Бельфегор с Франом воротились домой и жили долго и весело (пьянки, гулянки, вечеринки) до самой смерти.

Вопрос: Ну как?
1. Понравилось  2  (100%)
2. Смешно  0  (0%)
3. Неплохо  0  (0%)
4. Ужасно  0  (0%)
Всего: 2
Всего проголосовало: 2

@музыка: Лампасы - Я препарирую лягушек

@темы: Фанфики, Бельфегор/Фран

URL
   

Яой по Бличу и по Реборну.

главная